БОУНБ в Интернете

Научно методический отдел

БиблиоМетодист

Канал на YouTube

Если мы не идём в Третьяковку, Третьяковка идёт к нам

Если мы не идём в Третьяковку, Третьяковка идёт к намТак можно было бы перефразировать известную поговорку, комментируя недавнюю встречу местной интеллигенции с научным сотрудником Третьяковской галереи кандидатом искусствоведения изографом Мариной Владимировной Петровой.

Действительно, не часто биробиджанцам выпадает счастье побывать в известном московском музее, а возможность увидеть его экспонаты в нашем дальневосточном городе – это просто удача.

В  Биробиджане в конце ноября в рамках работы передвижного культурно-просветительского центра «Духовные основы русской культуры» Марина Петрова прочитала  лекции  в стенах местной Епархии на  темы: «Поэт и пророк» (к 100-летию со дня смерти В.И. Сурикова), «Царский изограф Симон Ушаков», «По залам Третьяковской галереи», и  в  Областной  научной библиотеке им. Шолом-Алейхема - «Души изменчивые приметы» о творчестве Ф.С. Рокотова.

26 ноября в зале электронной информации Областной  библиотеки собрались местные поэты и журналисты, библиотекари и служители Биробиджанской Епархии, чтобы познакомиться ближе с творчеством великого русского художника ХVIII века Федора Степановича Рокотова.

Ораторский дар выступающей захватил  слушателей с первых фраз, а её глубокое знание эпохи  сделали лекцию живой и увлекательной. События  восемнадцатого столетия открывались присутствующим через портреты тех, кто вершил судьбы русского государства.  Ещё за два года до поступления в Академию Художеств Федору Рокотову дали заказ написать царский портрет, что свидетельствует не только о высоком покровительстве, но и его незаурядном таланте. Им создано два портрета Екатерины П, портреты графа Шувалова, великого князя Павла Петровича и др.

Знакомство с великими личностями, несомненно, повлияло на формирование внутреннего мира «туманного художника»  Рокотова, рожденного в семье крепостных. Например, считается, что Михаил Ломоносов, гениальный ученый и литератор обогатил художника  темой человеческого достоинства.  Именно его присутствие отражено в портрете и самого Михаила Васильевича.

.               Ранее, до Рокотова, портреты цариц изображались в рост и так, что зритель смотрел на царственную особу снизу вверх. Только мастер мог позволить себе нарушение изобразительных традиций: Рокотов позволяет зрителю встать на уровень императрицы. Впервые художник дает профильный портрет, царица сидит. Однако явственно просматривается ее внутренний динамизм. Подчеркнуто, что она не отставала в своем развитии от властителей европейских стран.

М. Петрова открывала тайны мастерства знаменитого портретиста, особенности его живописных приемов, кои сделали его творения естественными и натуральными. Он «засушивал краски», так как писал  многослойно. И лишь в конце наносил  лессировочные мазки, заставлявшие изображение «ожить». Выразительное свечение красочных слоев, подвижность и легкость мазка поражали современников. Н. Е. Струйский свидетельствовал, что художник писал «почти играя». Его игра с пространством с помощью изображения зеркал – новаторство художника.

Марина Владимировна познакомила собравшихся с серией детских портретов художника. Рокотов не являлся  родоначальником детского портрета. До него уже писали детей, но их изображали как взрослых. Перед собравшимися предстал ряд детских портретов, окрашенных умилением нежного возраста.

Ученый-искусствовед обратила внимание на женские портреты  Рокотова. Она назвала их интимно-камерными. Обозначила  роль фона в  изображении, заметила, что между живописцем и его героинями видны доверительные отношения. Интимный портрет – это деликатная тема. Публика увидела первые шаги портретного искусства. Лица проработаны детально, даны крупным планом. Изограф отметила, что эти работы  напоминают иконопись Симона Ушакова, его произведение «Спас Нерукотворный», и, кстати, привела слова Евангелия от Иакова: «Приблизьтесь к Богу, и приблизится к вам». Знание иконописного приема позволило Рокотову столь живо изображать портрет.

Художник чутко воспринимал духовный мир своих героев: внутреннюю красоту пожилой дамы, доброту сердца, или любовь. Любовь – понятие духовное, отсюда одухотворенность портретов Рокотова.

Среди парных портретов искусствовед более подробно остановилась на изображениях супругов Струйских. Рассказала, что Николаю Еремеевичу были свойственны  замысловатое чудачество и благородные порывы, жестокость к крепостным и фанатичная страсть к литературному творчеству Он мог читать стихотворные посвящения своей молодой жене  - до двадцати в день. И  супруга терпеливо это сносила. Александра Петровна родила мужу 19 детей, и только 8 из них остались в живых. Рокотов изображает Струйскую в возрасте восемнадцати лет, подчеркивая всю таинственность и загадочность ее женского существа. Ходят легенды, что художник сам находился под обаянием личности и красоты  Александры Петровны.

Присутствующие в зале местные поэты, услышав имя Струйской, вспомнили стихотворение Николая Заболоцкого


Портрет

Любите живопись, поэты!
Лишь ей, единственной, дано
Души изменчивой приметы
Переносить на полотно.

Ты помнишь, как из тьмы былого,
Едва закутана в атлас,
С портрета Рокотова снова
Смотрела Струйская на нас?

Ее глаза - как два тумана,
Полуулыбка, полуплач,
Ее глаза - как два обмана,
Покрытых мглою неудач.

Соединенье двух загадок,
Полувосторг, полуиспуг,
Безумной нежности припадок,
Предвосхищенье смертных мук.

Когда потемки наступают
И приближается гроза,
Со дна души моей мерцают
Ее прекрасные глаза.


Свою интереснейшую лекцию Марина Владимировна Петрова  закончила словами: «Рокотовский портрет – это первое изображение одухотворенного портрета».

Слушатели расходились  наполненными и тоже одухотворенными.

Алла Акименко